вторник, 28 июня 2011 г.

Future Starts Slow

Сотрудники пресс-отдела фестиваля Rock en Seine пересылали мое письмо друг другу 400 раз, но так мне и не ответили, проклятые французы, дирекция фестиваля Melt оказалась далеко не такой придирчивой, а мне хочется туда главным образом из-за Kills. И из-за Парижа, конечно, тоже, Саша Буренков сейчас в Париже, он потратил все деньги, но все же его рассказы разбивают мне сердце.









В субботу мне совершенно не хотелось никуда идти, я сидела в квартире со своей темной кухней и темной ванной (лампочки перегорели, но привычка правой руки никуда не исчезает, и продолжаешь щелкать бесполезным выключателем) и смотрела концерт Марлен Дитрих, коралловый занавес, белое платье и бриллианты, но пришла Лида, сделала мне коктейль из колы и кофе, на котором она существует в последние дни (развести кофе прямо в кока-коле), потом мы выпили бутылку шампанского и стали слушать прямую трансляцию вечеринки из Le Baron. Там неизвестный диджей свел оперную запись с поп-песенкой из 80-х, и это было настолько прекрасно, что я даже не жалею, что никогда не узнаю, что же именно это было. Пусть останется фрагментом ночи 25 июля, сладостно измененным памятью, как пересказ фильма "Капризное облако" в учебнике по французскому, от которого осталось когда-то всего-то что ядерные испытания, буржуазная любовь и путешествие шикарной на яхте. 

Если пропустить переминание с ноги на ногу в Мишке (где, кстати, здорово играл Тимофей), потом настало, часа в четыре утра, бледненькое утро, и мы вышли на набережную Фонтанки, под действием кислорода с алкоголем стали заплетаться ноги, и мы плелись домой пешком. На одной из улиц шел ремонт, вокруг были песочные канавы, через которые можно было пытаться перепрыгнуть или упасть в них, ковши экскаваторов, в которые можно было залезть, лопата, которую можно было спереть, - но нам не хватало бэкапа, нас же было только двое, а не пятеро, как раньше. Раньше от нас нужно было на другую сторону улицы переходить. Хотя приятно, что я все еще вижу эти возможности. И сейчас, сидя дома, испытываю жгучее желание залезть в этот ковш и приползти домой в грязи. Это все инстинкты, которые делают из нас сначала художников, а потом законченных придурков.

Photobucket

Photobucket

Photobucket

пятница, 24 июня 2011 г.

In Bloom

We all want summer to last and one day it will, up to forever, and some of us still will be there to witness it.

Photobucket

Photobucket

Photobucket

Photobucket

Photobucket

Photobucket

Photobucket


Pictures Vice Style, shot by Hayley Louisa Brown, styled by Gary Armstrong

среда, 22 июня 2011 г.

032c Issue 21

I have already held the latest issue of 032c in my hands in the end of may, during my surreal visit to Kiev. It was getting dark, I woke up on the couch, hangover echoing in my bones and floating through my skin, the apartment was silent, everybody was out, someone to the forest, someone sleeping in the back room. So I sat at the table, drinking tea, hands shaking, a weird bare bone on a plate somewhere too close in a small kitchen, I could feel it's presence. I was halfway through a long Scott Campbell interview when the guys came with 3 bottles of wine, and I never managed to read it to the end.

The next day we met Joerg Koch and he gave my good friend Zhenya another new issue, and we thought "Ah, hell", and he asked Joerg to sign it. But Joerg Koch said "No, I don't want to spoil it with my signature, It's already perfect". We laughed about it later, but now, when I think of it, I think he was right. No need to spoil it. It is perfect.




“I got my first tat in 1978. None of you were even born yet. You really missed out.” – NAN GOLDIN in a letter to SCOTT CAMPBELL, the young and famous tattoo artist featured in this issue’s 40-page cover dossier, complete with poetry from French modernist FRANCIS PICABIA and a little-known short story by SYLVIA PLATH. Elsewhere AZZEDINE ALAÏA bares his love for animals and women; English artist HELEN MARTEN builds a page-specific installation; dream boys OLAFUR ELIASSON and KEVIN KELLY get techno-Utopian; AL-JAZEERA proves it’s the media outlet of the new millennium; LUCAS OSSENDRIJVER takes LANVIN to the frontiers of men’s wear design; FERNANDO ROMERO builds an art museum in Mexico for the world’s richest man; DANKO and ANA STEINER go downtown with LEELEE SOBIESKI and Salem’s JOHN HOLLAND; Munich magazine magnate Dr. HUBERT BURDA talks tabloids and media theory while the king of arts publishing WALTHER KÖNIG takes us back to the first German art world boom; JUERGEN TELLER shoots KRISTEN McMENAMY in CARLO MOLLINO’s Turin estate, testing the Mollino mantra, “Everything is permissible as long as it is fantastic”; New York’s DIS magazine invades our Global Briefings section; 032c’s latest SELECT presents the best of this season’s books, products, and ideas; and so much more on 276 pages.

032c Issue 21 Kristen McMenamy Scott Campbel

Kristen McMenamy claimed she was the weirdest model of her time, and anybody who liked her seemed to appear queer or mental, but still, she married one of the biggest club owners which resulted in excessive coke consumption and kids. Which is obviously great.


032c Issue 21 Kristen McMenamy

032c Issue 21 Kristen McMenamy

032c Issue 21 Kristen McMenamy



вторник, 21 июня 2011 г.

Примадонна

Джек Донохью сбрил волосы. Мне кажется, это просто должно было случиться. И случилось. Хотя как же он будет теперь прятать лицо, фотографируясь с незнакомыми людьми, раньше ему прекрасно служили для этой цели блондинистые патлы. Я каждый трудный понедельник начинаю с вичхауса. После этого всегда наступает легкий вторник.

Photobucket

Photobucket

Photobucket


понедельник, 20 июня 2011 г.

The Shoe by Andre

 Andre Saraiva ended up making his own film about life, love, girls, music in Paris. In the end most of us want to live in Paris, such a shame Easyjet has cancelled a flight from Helsinki. That just sucks.

A flaxen haired ingénue and a natty pair of loafers lure an opportunistic cad into a compromising entanglement in André Saraiva’s short The Shoe. The French cultural provocateur collaborated with luxury footwear brand J.M. Weston for his debut as director, in which actor Leo Fitzpatrick plays a guileless thief whose material weaknesses trigger karmic repercussions. “The shoe thing was a reference to when I was a kid in the 80s; people used to steal expensive cool loafers,” Saraiva explains. “In America they used to steal your Air Jordans; in France they would steal J.M. Westons.” Saraiva drafted a gang of his friends for the film’s cast, including Fitzpatrick, Saraiva’s paramour Annabelle Dexter-Jones, French actor Nicolas Duvauchelle (seen punishing Fitzpatrick for his sticky fingers), actress Joséphine de la Baume and model Poppy Delevingne; for the soundtrack, Kitsuné chief Gildas Loaëc curated an indie setlist featuring The Virgins, Is Tropical and Vandaveer, among others. Shot last winter, the short’s muted palette is influenced by Nouvelle Vague films such as Paris vu par (Six in Paris). Purple magazine publisher Olivier Zahm, who worked with Saraiva on the script, explains that the two didn’t have to look far for a lothario on whom to base their leading man. “To me, we wrote a sort of self portrait of André,” he says. “It’s a character very close to any young French guy who likes to flirt with girls in Paris.”


André Saraiva pulled from his personal experiences as a modern day bon vivant for his directorial debut The Shoe, but the artist and club owner also channeled the cinematic ghosts of his leading man. “The central character is a little as if Leo [Fitzpatrick’s] character in Kids has moved to Paris nearly 15 years later,” Saraiva says. “It’s a clin d’oeil [wink] to it, with the skateboard, the kisses, girls and free love.”





Text and videos via Nowness

Andre and Annabelle Dexter-Jones

Such a cool feature at Nowness about Andre and Annabelle Dexter-Jones.

Photobucket

From Parisian street artist to international nightlife impresario, restaurateur and hotelier, André Saraiva has a knack for adding a liberal dose of cool to anything he touches. The Chinatown digs the newly appointed L’Officiel Hommes creative director shares with his girlfriend Annabelle Dexter-Jones are no exception: the studio’s spare white walls are accented with friends’ artworks, including a Tom Sachs medicine bottle, and a library of vintage magazines. It was during his first outing as a photographer for French style bible Jalouse in 2008 that Saraiva met Dexter-Jones, a model who happens to be the daughter of Foreigner’s Mick Jones and sister of Mark Ronson; although it would be a year before she finally succumbed to his charms. The aspiring actress is now starring in Saraiva’s latest project, The Shoe, a short film that will be previewed on NOWNESS over the course of the next two days. We asked the couple to provide intimate insights into their other half.

Photobucket

Photobucket

 Photobucket

Photobucket



Photobucket

Photobucket

Photobucket

Photobucket

Photobucket


What is André/Annabelle’s most treasured possession?
Annabelle: He really treasures these brass knuckles that were given to him by his close friend Dash Snow. The word "baron" was engraved on it by Dash along with some other small words.
André: A little silver frame with a washed-out photo of her and her dad that she carries around with her.

What artwork would André/Annabelle most like to own?
Annabelle: I think he likes the idea that art is viewed in museums or that art belongs to everyone. Ownership is less important to him. But I don't think he would be mad if a Cy Twombly or a Giorgio de Chirico walked into his house.
André: A Caravaggio.

What is André/Annabelle’s biggest ambition?
Annabelle: To love and love and love and love.
André: She doesn't have ambitions, she has dreams.

What music is André/Annabelle playing on repeat right now?
Annabelle: Whatever is on my iPod; he also loves "Superman" by Laurie Anderson.
André: Alexander Dexter-Jones's “Phantastic Phone Call”

If André/Annabelle was a cartoon character, who would they be and why?
Annabelle: Krazy Kat. The Kat is more like a spirit, always happy, genuine and blindly in love with Ignatz Mouse. The cartoon was created around 1920 and André has a beautiful book of all of the old comic strips. That or Pepé Le Pew.
André: Ignatz Mouse, the one that Krazy Kat is in love with.

If André/Annabelle could have a super power for a day, what would it be?
Annabelle: To fly so that he could paint the Empire State Building.
André: To transform everybody into frogs—in order to kiss them.

What’s the most romantic thing André/Annabelle has ever done?
Annabelle: Everything André does is romantic, it’s in his blood! Most recently he wrote my name in giant letters on a building in LA. Twice!
André: It is about the subtleties with Annabelle. I like when she writes small love notes and hides them in my luggage for me to find when I'm away.

What does André/Annabelle’s perfect night at home consist of?
Annabelle: Sharing a meal cooked by me. Unfortunately, I don't cook so we order in and he loves a good (bad) Hollywood rom-com! He also likes when I read him stories.
André: Watching episodes of Arrested Development and eating Hershey’s Kisses.

What’s André/Annabelle’s favorite film?
Annabelle: Chris Marker's La Jetée and Lethal Weapon.
André: Breakfast at Tiffany’s. I think she is a bit like Holly Golightly; free.

What makes André/Annabelle laugh?
Annabelle: His daughter, Henrietta. And my brilliant wit!
André: Everything!

Асса

Я часто думаю в последнее время, почему многие из моих сверстников не могут воспринять в мире ничего за пределами себя, словно их воспитали звери. Это как если бы Адам так и не смог придумать ни одного слова, чтобы назвать хоть что-то в созданном Богом саду, а просто бесконечно тупил. Ведь когда тебе двадцать с чем-нибудь, ты это и должен делать - давать всему новое имя. То ли кризис языка, вызванный набором смс транслитом приносит свои плоды, то ли еще хуже, это просто мудацкое бесчувствие.

Всегда найдется 2 часа 24 минуты на фильм "Асса", хотя я так и не смотрела вторую часть.







воскресенье, 19 июня 2011 г.

Попробуй спеть вместе со мной

Удивительно, как подобное мракобесие безвкусицы может закончится чем-то таким. На премии Муз-тв среди людей, кривлявшихся в подозрительных шутовских костюмах на красной дорожке, был одноклассник моего старшего брата по школе где-то в глубине Приморского края. Такая огромная страна.



пятница, 17 июня 2011 г.

W

В субботу мы пришли в W отель очень поздно, когда все там были уже настолько хороши, что еле стояли, у меня в руках начали появляться какие-то стаканы, потом шампанское, мне очень нравится, когда в металлических раковинах клубных туалетов валяется куча битого стекла от бокалов. Нерентабельно, но красиво. И еще очень странно, вы заметили, что вечеринки почему-то в последнее время доходят до стадии шести утра как максимум в три, и приходится ехать в новое место и там начинать все с самого начала по второму кругу.

Photobucket

Photobucket

Photobucket


National Front Disco

На городских клумбах расцвели розовые пионы, а они каждый год неизбежно напоминают мне Моррисси. Потому что когда мы встречали Моррисси на вокзале в августе (июле?) 2009, пионы были единственными цветами, которые мы смогли найти поблизости. Не менее удивительно, чем то, что рядом Моррисси, так это то, какие мы все юные (с тех пор по крайней мере сменили прически, попробовали наркотики и отощали). На концерте он пожал протянутую ему из толпы руку а потом, отвернувшись, вытер ладонь об штаны, все та же поза, а на вокзале был такой милый джентльмен в костюме и кроссовках.

Photobucket

Photobucket

Я не успела написать об этом, пока пространные тексты еще имели смысл, но какой-же глубокий след оставляет взросление под музыку Моррисси. Он пишет четырехсотое злое письмо, в прошлую субботу на крыше W отеля поставили "First of the Gang To Die" и, кажется, никто кроме нас с Лидой особо не впечатлился, а мне всегда нравилась National Front Disco, просто потому что нравилось, как она звучит и как она сильно может кого-нибудь разозлить. 




четверг, 16 июня 2011 г.

Пора прекращать запивать поджаренную на транс-жирах еду дешевым шампанским. Пусть это отпускает все грехи и возвращает потерянные за ночь силы, но так мы можем и не дожить до срока истечения наших загранпаспортов.

Lesha Paparazzi

Леша Никульшин лучший светский фотограф. Фотография сделана в холле W отеля сразу после того, как он, как я рассказывала дизайнерам Louis Vuitton на следующий день, got punched in the face by a russian pop-singer, то есть получил по роже от Влада Топалова. А все из-за того, что мы случайно, выйдя из туалета, оказались в каком-то совершенно пустом vip-зале, и Леше захотелось немного поработать папарацци. В результате, выбежав непонятно откуда, мы неистово жали на кнопку лифта, чтобы скорее спуститься с восьмого этажа вниз.
Мне очень нравится, что с Лешей никогда не знаешь, где все начнется и чем все закончится.

Photobucket


среда, 15 июня 2011 г.

Rossiya at Taiga Space in pictures

Самое смешное, конечно, было то, как я уронила на пол фотоаппарат в час ночи и потом очень долго искала на полу выпавшую батарейку. Никто не мог заскучать, потому что все вокруг было в постоянном движении: цветы источали свой запах, свечи плавились, люди приносили в бар один алкоголь и выпивали другой, вода в Неве и небо за окном меняли цвет, все оттенки серого, лиловый, голубой и жидкий металл воды, мы все-таки справились с проектором, кто-то опрокинул ведро с сиренью, в три часа мы сидели на лестнице, прежде чем уйти, и на нас еще где-то посреди ночи пролился дождь, но и это пожалуй, было тоже неплохо.

И впервые за очень долгое время никто не хотел заработать на нас деньги, подсовывая дешевый алкоголь и плохую музыку, и все были такими, какими должны быть, очень красивыми. В конце концов, кто же знает, как сделать лучше, чем мы - четыре года кровопролитных войн битого стекла по четыре уикенда в месяц, теперь можно с гордостью смотреть на каждый ржавый гараж и заброшенный особняк, зная, что и там тоже можно было бы сделать вечеринку. 

Photobucket

Photobucket

Photobucket

Photobucket

Photobucket

Photobucket

Photobucket

Photobucket

Photobucket

Photobucket

Photobucket

Photobucket


Без преувеличения, это был почти что самый красивый уикэнд в моей жизни. Приходите в 8-store в Тайге, там сейчас примерно так, только больше одежды, и без Саши на скейте, а он обязательно должен кататься на скейте, он такой красивый на скейте, как все всадники апокалипсиса.

Photobucket

Photobucket

Photobucket

Photobucket

Photobucket

Photobucket

Photobucket